» » Порядок чтения Терри Пратчетт «Плоский мир. Порядок чтения терри пратчетта Терри пратчетт плоский мир порядок чтения список

Порядок чтения Терри Пратчетт «Плоский мир. Порядок чтения терри пратчетта Терри пратчетт плоский мир порядок чтения список

Terry Pratchett

Великобритания, 28.4.1948

Родился в Беконсфилде. В 1959 году поступил в высшую техническую школу Уайкомб. Первый рассказ "The Hades Business" опубликовал в школьном журнале в 1961 году, а в 1963 этот же рассказ появился в профессиональном издании. В 1965 году ушел из школы в журналистику. В 1971 году опубликовал первый роман "The Carpet People". Настоящий успех пришел к Пратчетту в 1983 году с публикацией блистательного юмористическо-фэнтезийного романа "Цвет волшебства", с которого начался гранидиозный цикл бестселлеров "Discworld" ("Плоский мир"), насчитывающий сейчас более 20 книг. В настоящее время Пратчетт является одним из самых читаемых британских писателей, за вклад в литературу он удостоен в 1998 году звания Кавалера Ордена Британской Империи.

По данным статистики, Пратчетт на протяжении 90-х годов является самым читаемым в Великобритании автором, его книг, изданных в твердой обложке, продано больше, чем у любого другого живущего ныне писателя. По некоторым оценкам, его книги составляют примерно 1% отвсех книг, проданных в Великобритании.

Как мне известно, в Плоском мире существуют шесть сюжетных циклов: Ринсвинда, Ведьм, Тиффани, Смерти, Стражи и Мойста. Также, помимо основных сюжетных линий есть короткие дополнительные рассказы, которые не являются обязательными, но существенно усиливают погружение в Плоский мир.

Чтобы было понятнее, я разложу все по такой системе: "Название цикла" + "Книги в хронологическом порядке" и, если есть, дополнительные рассказы. Поехали!

(!) Цикл Ринсвинда: "Цвет волшебства" ---> "Безумная звезда" ---> "Посох и шляпа" ---> "Фауст. Эрик" ---> "Интересные времена" ---> "Последний континент" ---> "Последний герой". Дополнительные рассказы в цикле: "Мост троллей" (рассказ связан с "Безумной звездой", "Посохом и шляпой" и "Интересными временами). "Последний герой" связан с сюжетным циклом Стражы и второстепенной сюжетной линией в виде нескольких рассказов про Незримый университет.

(Необязательный) Незримый университет: "Наука плоскомирья 1,2,3" (Да, три книги) ---> "Академический экзорцизм в университете" ---> "Незримые академики"

(!) Цикл Стражи: "Стража! Стража!" ---> "К оружию! К оружию!" ---> "Ноги из глины" ---> "Патриот" ---> "Пятый слон" ---> "Ночная стража" ---> "Бац" ---> "Снафф". Дополнительные рассказы в цикле: "Театр жестокости" (рассказ связан со "Стражой! Стражой!" И "К оружию! К оружию!"), "Чудовищный взвод" (рассказ связан с "Пятым слоном" и "Ночной стражей"). Рассказ "Ноги из глины" сюжетно начинает цикл Мойста.

(!) Цикл Мойста: "Опочтарение" ---> "Делай деньги". Дополнительные рассказы в цикле: "Движущиеся картинки" и "Правда"(рассказы связаны с "Опочтарением")

(!) Цикл Ведьм: "Творцы заклинаний" ---> "Вещие сестрички" ---> "Ведьмы за границей" ---> "Дамы и господа" ---> "Маскарад" ---> "Хватай за горло". Дополнительные рассказы в цикле: "Поваренная книга нянюшки Ягг" (рассказ связан с "Маскарадом"), "Море и рыбки" (рассказ связан с "Хватай за горло"). Дальше, если следовать сюжету, идет цикл Тиффани.

(!) Цикл Тиффани: "Вольные мальцы" ---> "Полная шляпа неба" ---> "Зимодей" ---> "Оденусь в полуночный цвет".

(!) Цикл Смерти: "Мор, ученик Смерти" ---> "Мрачный жнец" ---> "Роковая музыка. Музыка души" ---> "Санта-Хрякус" ---> "Вор времени". Дополнительные рассказы в цикле: "Смерть и что случается после" (рассказ связан с "Мором, учеником Смерти" и "Мрачным жнецом", "Удивительный Морис и его посвященные грызуны" (рассказ связан с "Мрачным жнецом")

Еще еще необязательные рассказы: "Пирамиды" и "Мелкие боги", которые связаны между собой. "Мелкие боги" связаны с "Хватай за горло" (цикл Ведьм) и с "Вором времени" (цикл Смерти), образуя необязательную арку "Монахи истории"

Фух, вроде бы все! А начинать можно с любой арки, ибо произведения Терри Пратчетта отличают легкость повествования, интересные персонажи и конечно же великолепный сюжет!

Представляем вам творчество знаменитого писателя — Терри Пратчетт. Книги по порядку представлены так, как нужно для чтения. Полная библиография автора, включая все серии и самый знаменитый роман «Плоский мир».

Серия «Джонни Максвелл – спаситель Вселенной»

Только ты можешь спасти человечество

Если тебе двенадцать, жизнь кажется весьма сложной, а город, в котором ты живешь, кажется самым скучным в мире. Домашние проблемы не позволяют получать карманные деньги и складывается ощущение, что родителям вовсе не стоит показываться на глаза. Все, что остается — погрузиться в компьютерную игру и заняться уничтожением пришельцев. Но и здесь не все гладко. Дальше

Серия «Книги номов»

Серия «Плоский мир»

Изумительный Морис и его ученые грызуны

Гений кот продумал все до мелочей и создал коварный план. Большая стая длиннохвостых грызунов захватывает город и, естественно, доставляет море неприятностей его жителям. В подходящий момент появляется парень в компании с котом по имени Изумительный Морис, и за большое вознаграждение освобождает город от крыс. Заработанное делится между мальчиком, кланом крыс для создания своей республики, а большую часть забирает себе главарь кот. Но все идет под откос, когда на пути их замысла встают настоящие крысоловы и Волшебный Дудочник. Дальше

Мелкие боги

Очень давняя история, произошедшая в те времена, когда по пустыне могли бродить говорящие растения, желающие беседовать с каждым прохожим. И людей совершенно не удивляло то, что в любой момент с ним мог заговорить камень или бродячий куст, а может быть и ящерица. Вот тогда церковь Бога Ома ждала появления великого пророка, который по всем канонам должен был явиться точно в срок. Так и произошло, один весьма юный послушник Брут, гуляя в саду, нашел маленькую черепаху, которая, как позже выяснилось, оказалась тем самым великим пророком Богом Ома. Дальше

Серия «Ринсвинд, Коэн и волшебники»

Наука Плоского мира

Любителям науки и фантастических историй это произведение точно понравится. Изумительное сплетение научных фактов и выдуманных историй в работе творческого союза Терри Пратчера и известных Йена Стюарта и Джека Коэна. В процессе различных экспериментов волшебникам удалось создать новую вселенную, в которой, оказывается, есть планета под необычным названием — Круглый мир. Дальше

Научные эксперименты важных волшебников Незримого Университета не могут оставить вас равнодушными, ведь на открытой ими новой планете Круглый Мир столько всего интересного. А население этого мира не менее забавно, чем сама планета. Однажды волшебникам придется помочь всем жителям. Дальше

Серия Ведьмы

  • Творцы заклинаний (сборник)

Смерть короля… Или не смерть… Или он жив и правит государством? Или это его призрак? Или убийца и самозванец пришел к власти? Такие загадочные события, кто же поможет разобраться, особенно, когда земля под ногами оживает, вокруг летают ведьмы, а принц решил подработать актером. Дальше

Когда злым силам становится скучно, они решают все изменить, перешить заново ткань Вселенной. Тогда им в голову приходит идея поиграть сказками. Вот тут начинается самое интересное: честному волку приходит желание куда-то идти и съесть какую-то старушку. Причем он знает, что ему за это не несдобровать, но навязчивая идея не покидает его. И так с другими сказками. Дальше

Серия «Смерть»

Смерть же живая, ей тоже хочется простых утех. Поэтому, когда у нее появляется ученик, она с радостью перекладывает все свои обязанности на молодые плечи. А сама тем временем позволяет себе расслабиться, сходить на вечеринку, порыбачить и отдохнуть в трактире. Выбора особо нет, поэтому с лошадью Бинки мы едем только вперед. Дальше

Все смертны, как оказалось и смерть тоже. Точнее смерть не может умереть, а вот стать смертной может. И время, отведенное ей, быстро истекает. И вот задача, преемника у нее нет, а сама уже не может быть Мрачным Жнецом. Получается полный бардак. Встреча со смертью назначена, а жнец не приходит, душам приходится сидеть в своих телах и ждать. Дальше

Серия «Городская Стража»

Не легкая задача у Ночной Стражи Анк-Морпорка: необходимо следить, чтобы вокруг было все спокойно, особенно в двенадцать часов ночи. А если это вдруг не так, то это значит только одно, что вы делаете что-то не так. Да и вообще, чтобы стать этим самым стражником, нужно выполнить самые сложные задания, быстро не бегать, громко не говорить, в схватках не участвовать. А то вдруг вас могут услышать, случайно победить и еще хуже, если вы кого-нибудь догоните. Дальше

Командор Сэмуэль Ваймс не зря набрал себе в Городскую Стражу особенных меньшинств. Так ему легче нагнать страху на народ, ведь в любой момент Големы могут выскочить из тумана и убить кого-нибудь. А топор в руке гнома весьма опасное оружие. Но прошел слух будто бы среди них служит истинный наследник престола капрал Шнобби Шноббс, а не этот сумасброд Моркоу. Хотя и Шнобби вроде бы не лучше, ну а что делать? Разве бывают нормальные короли у власти? Дальше

Серия «Мойст фон Липвиг»

Интересный факт об ангелах говорит нам о том, что они являются тогда, когда человек ошибается, выбрав не верный путь, либо совсем запутался в своих действиях и единственным выходом кажется смерть. Вот тогда ангел и предлагает вернуть в отправную точку и заново продолжить свой путь правильно. Так и началась новая жизнь Мокрица фон Липвига, а он был еще тем хитрецом. Всегда находил выход из любой скользкой ситуации, был знатным мошенником, что и привело его к смерти через повешение. Дальше

Анк-Морпорк — город великих контрастов — ставит перед выбором своих верных жильцов. Не избежал этого и фон Липвиг. На одной чаше жизнь разбойника, веселая, но весьма короткая, на другой — добропорядочного человека, скучноватая до скрежета зубов, но длинная. Тем более, что наставник патриций Витинари настаивает на реформе банковской системы. И выбрав правильный путь, Мокриц вскоре станет обладателем очаровательного пса по имени Шалопай, который хранит значительный пакет акций Королевского банка. Дальше

Серия «Бесконечная земля»

Загадки всегда притягивали человека, но эта… Каким-то чудом рядовой Перси перенесся с Первой Мировой войны в шелестящий лес с зеленой травой и знатным пением птиц. Куда же все подевалось и как такое произошло? А уже в 2015 году при осмотре места пожара, где проживал странный ученый, то ли вовсе опасный человек, офицер Моника Янсон находит странное приспособление с картофелем, выключателем и проводами. И этот прибор вскоре позволит взглянуть на мир по-новому. Дальше

Уже довольно долго продолжается путешествие Лобсанга и Джошуа, так долго, что уже не одно поколение выросло за это время. Теперь этот маленький мир не представляет себе другую жизнь. И ошибочное мнение, что человек лучше всех снова зовет мера Джошуа Валиенте в путь. Ведь другие создания, кобольды, бигли и тролли думают совершенно иначе. В связи с этим необходимо предотвратить войну, в которой не будет победителей. Дальше

Серия «Современный бестселлер: Билингва»

Вниманию представлен совершенно оригинальный труд Терри Пратчера в классическом переводе первой книги из цикла о Плоском мире. В нем нависает угроза от звезды, которая может рухнуть в любой момент. И несмотря на то, что лучшие маги взялись за дело, волшебнику-самоучке Ринсвинду и его напарнику Двацветку не удастся избежать захватывающих приключений. Дальше

Цикл о Плоском мире в первой книге Терри Пратчера в традиционном переводе позволяет читателю окунуться в загадочные истории о том, как волшебник-неудачник находит приключения на свою голову, которых он хотел бы избежать. Помимо этого, к нему сваливается турист Двацветок, который как маленький ребенок, не может без наставника находиться в чужом городе. Дальше

Серия «Финт»

В викторианской Англии, в Лондоне маленькому парнишке приходится рыскать по помойкам в поисках сокровищ, ведь воровство совсем не для него. И вот однажды, на его удачу, он спасает милую златовласую красавицу от напавших на нее разбойников, которые хотели похитить ее. Это стало началом незабываемых приключений и хороших знакомств. Финт вскоре познакомится со знаменитым писателем Чарльзом Диккенсом и другими известными личностями, но самая грандиозная встреча предстоит с ее величеством королевой Викторией. Дальше

Это был английский писатель Терри Пратчетт — книги по порядку чтения. Библиография автора, включая «Плоский мир» и все другие произведения. Если вы уже успели прочитать что-то из творчества Пратчетта, поделитесь своими отзывами. 😉

«Это бы-ла нас-то-ящая га-зета с 96 стра-ница-ми част-ных объ-яв-ле-ний. Имен-но там я вы-учил-ся азам мас-терс-тва, трю-кам, саль-ным шу-точ-кам, сом-ни-тель-но-му фоль-кло-ру и штам-пам ре-ги-ональ-ной жур-на-лис-ти-ки. И это бы-ло нас-то-ящее об-ра-зова-ние. Ког-да ты жур-на-лист, ты очень бы-стро по-нима-ешь, что твор-ческих кри-зисов не бы-ва-ет, по-тому что как толь-ко ты впа-да-ешь в кри-зис, не-мед-ленно по-яв-ля-ет-ся ка-кой-ни-будь неп-ри-ят-ный при-дурок и на-чина-ет орать на те-бя, тре-буя сдать текст» Пе-ревод Н. Эп-пле. .

Жур-на-лист-ский на-вык ска-зыва-ет-ся в тех-ни-ке пись-ма — да-леко не все кни-ги Прат-четта от-ли-ча-ют-ся глу-биной, но бе-зус-ловно сла-бых с «тех-ни-чес-кой» точ-ки зре-ния (ком-по-зиция, язык, диа-ло-ги, ха-рак-те-ры) сре-ди них нет. Боль-шинс-тво пре-тен-зий выс-ка-зыва-ет-ся в ад-рес «Цве-та вол-шеб-ства», пер-вой кни-ги о Плос-ком ми-ре, на-поми-на-ющей ско-рее сбор-ник гэ-гов Гэг (от англ. gag) — шутка, комический эпизод. на все-воз-можные те-мы, чем цель-ное про-из-ве-дение, и трех по-следних, где слиш-ком за-мет-на спеш-ка: ав-тор то-ропил-ся за-кон-чить ра-боту до смер-ти, к ко-торой го-товил-ся с 2007 го-да.

Са-тира

Иро-ничес-кое фэн-те-зи Прат-четта на-поми-на-ет со-ци-аль-ную са-тиру Джо-ната-на Свиф-та, ко-торая, в свою оче-редь, вос-хо-дит к гу-манис-ти-чес-кой тра-диции Эраз-ма Рот-тердам-ско-го и То-маса Мо-ра Са-мые яр-кие при-меры этой тра-диции — «По-хва-ла глу-пос-ти» Эраз-ма и «Уто-пия» Мо-ра, про-из-ве-дения, про-ник-ну-тые ха-рак-терным для гу-манис-тов со-еди-нени-ем со-зер-ца-тель-нос-ти и стрем-ле-ния к пе-ре-ус-трой-ству дей-стви-тель-нос-ти. . Ха-рак-терный при-мер — опи-сание ме-тода управ-ле-ния го-родом и че-лове-чес-ким обще-ством в це-лом пат-ри-ци-ем Анк-Мор-порка лор-дом Ви-тина-ри:

«Что-бы управ-лять го-родом, по-доб-ным Анк-Мор-порку, нуж-но об-ла-дать осо-бым скла-дом ума, и лорд Ви-тина-ри им об-ла-дал. Пат-ри-ций во-об-ще был вы-да-ющей-ся лич-ностью.
Он не-од-нократ-но ду-рачил и при-водил в ярость ос-новных куп-цов и тор-говцев Анк-Мор-порка, но дос-тиг в этом та-ких вы-сот, что они уже дав-ным-дав-но от-ка-зались от вся-ких по-пыток убить его и те-перь за-нима-лись тем, что бо-ролись за мес-то под солн-цем ис-клю-читель-но друг с дру-гом. И все рав-но, да-же если бы на-шел-ся смель-чак, по-пытав-ший-ся по-кусить-ся на жизнь пат-ри-ция, ему при-шлось бы из-рядно по-потеть, вы-ис-ки-вая учас-ток пло-ти дос-та-точ-но боль-шой, что-бы ту-да мож-но бы-ло вонзить кин-жал.
Дру-гие гос-по-да уб-ла-жали се-бя жа-ворон-ка-ми, фар-ши-рован-ны-ми пав-линь-ими язы-ками, но лорд Ви-тина-ри всег-да счи-тал, что ста-кан ки-пяче-ной во-ды с лом-ти-ком чер-ство-го хле-ба — это эле-ган-тно и сыт-но» «Стража! Стража!» Пе-ревод С. Жу-жуна-вы. .

Юмор Прат-четта от-части на-поми-на-ет ка-пуст-ник, а в Ан-глии это бла-город-ная тра-диция, в ко-торой со-седс-тву-ют « » и уже упомянутый Свифт. Са-тира тут го-раз-до ши-ре «прос-то юмо-ра»: она вы-рас-та-ет до фи-лософ-ских вы-сот, часто об-ра-ща-ет-ся в иро-нию, не бо-ит-ся тро-гать свя-щен-ное — бо-гов, жизнь и смерть, — но не из лег-ко-мыс-лия, а на-обо-рот, по-тому, что от-но-сит-ся к ним и к воз-можнос-ти го-ворить о них очень серь-ез-но.


Terry Pratchett via Twitter

Да-же собс-твен-ную смерть Прат-четт пре-вра-тил в про-ник-ну-тый свет-лым юмо-ром ат-трак-ци-он. В мо-мент его смер-ти в офи-ци-аль-ном твит-тер-ак-ка-ун-те пи-сате-ля был опуб-ли-кован сле-дующий диа-лог (Смерть го-ворит го-лосом, ко-торый не спу-тать боль-ше ни с чьим, — на пись-ме его реп-ли-ки пе-реда-ют-ся ка-пителью):

«На-конец, сэр Тер-ри, нам по-ра ид-ти.
Тер-ри взял Смерть за ру-ку и пос-ле-довал за ним че-рез две-ри, ве-дущие в тем-ную пус-ты-ню, оку-тан-ную бес-ко-неч-ной ночью» Пе-ревод Н. Эп-пле. .

Оча-рова-ние книг Прат-четта в ог-ромной сте-пени дер-жится на язы-ковой иг-ре. Текст про-низан юмо-ром на раз-ных уров-нях: это не толь-ко шут-ки и озор-ное стол-кно-вение мо-тивов и сю-жет-ных ли-ний, но и пос-то-ян-ная иг-ра. Че-го сто-ят толь-ко го-воря-щие име-на: ар-кканцлер На-верн Чу-дакул-ли — Mustrum Ridcully, воп-ло-щение ду-ха мо-шен-ни-чес-тва и пред-при-нима-тель-ства Се-бя-Ре-жу-Без-Но-жа (С. Р. Б. Н.) Дос-табль — Cut-Me-Own-Throat (C. M. O. T) Dibbler, во-пло-щение ду-ха жур-на-лис-ти-ки Виль-ям де Словв — William de Worde.

Здесь сто-ит по-мянуть доб-рым сло-вом рус-ских пе-ревод-чи-ков Прат-четта: Алек-сан-дра Жи-карен-це-ва, Свет-ла-ну Ув-барх (Жу-жуна-ву), Ни-колая Бер-денни-кова, лю-бящих Прат-четта и по-нимаю-щих, с чем они име-ют де-ло. Выс-ший пило-таж — рус-ский пе-ревод язы-ка на-рода фиг-лов Фиг-лы — плос-ко-мир-ский ана-лог фоль-клор-ных пик-си, озор-ных ду-хов, на-селя-ющих хол-мистые мес-тнос-ти на Юго-За-паде Ан-глии. из под-цикла про Тиф-фа-ни Бо-лен. В ори-гина-ле это смесь ир-ланд-ско-го и шот-ланд-ско-го язы-ков, са-ма по се-бе на-сыщен-ная язы-ковы-ми иг-ра- ми Так, дом нес-та-ре-ющей ду-хом ня-нюш-ки Ягг (Nanny Ogg) на язы-ке фиг-лов име-ну-ет-ся Tir Nani Ogg, от-сы-лая к наз-ва-нию края веч-ной мо-лодос-ти в кель-тской ми-фоло-гии. . В рус-ских пе-рево-дах На-тальи Ал-лу-нан этот язык блес-тя-ще вос-про-из-ве-ден как ди-алект, стро-ящий-ся на язы-ке эв-фе-миз-мов об-сцен-ной и дру-гого ро-да сни-жен-ной лек-си-ки:

«Раз-да-лось ти-хое „чпок“, а за ним буль-каю-щие зву-ки. Джин-ни про-тяну-ла му-жу кро-хот-ный де-ревян-ный ста-кан-чик. В дру-гой ру-ке она дер-жа-ла кро-хот-ную ко-жаную фля-гу.
Ис-па-рения из ста-кана раз-ли-лись в воз-ду-хе.
— Это ос-татние ос-татки осо-бой овечь-ей при-тир-ки, что твоя мал-мал гра-маз-да кар-га по-дари-ла нам на свадь-бу, — ска-зала Джин-ни. — Я убе-рег-ла их на ок-рай-ний слу-чай.
— Она не моя мал-мал гра-маз-да кар-га, Джин-ни, — Явор и не взгля-нул на ста-кан. — Она на-шая мал-мал гра-маз-да кар-га. И по-мяни мое сло-во, Джин-ни, она спо-соб-на стать все-кар-гой. У ней внут-ре сок-ры-та мо-гут-ность, о ка-кой она ни бум-бум. А вот ро-ев-ник ту мо-гут-ность чу-ет.
— Ax-ха, но, как ни на-зови, а пой-ло есть пой-ло, вер-но? — Джин-ни про-вела ста-каном ту-да-сю-да пе-ред но-сом му-жа.
Он вздох-нул и от-вернул-ся».

Фан-та-зия

Тек-сты Прат-четта — это осо-бый сплав фан-тасти-чес-ких идей 1960-х, вре-мени его юнос-ти, и ки-нема-тог-ра-фичес-кой ре-аль-нос-ти 2000-х.

Глав-ный ге-рой ро-мана «Мор, уче-ник Смер-ти» («Mort») пос-ту-па-ет в под-мастерья к Смер-ти и не-кото-рое вре-мя вы-пол-ня-ет его обя-зан-ности. Ре-шив устро-ить се-бе вы-ход-ной, он влюб-ля-ет-ся в де-вуш-ку, ко-торую ему пред-сто-ит про-водить в мир иной. Мо-лодой че-ловек со-бира-ет-ся спас-ти воз-люблен-ную, за-брав на тот свет ее убий-цу. Та-ким об-ра-зом ге-рой раз-ру-ша-ет ткань ре-аль-нос-ти, и та, со-про-тив-ля-ясь, рас-ка-лыва-ет-ся на два из-ме-рения. Ре-аль-ность, в ко-торой де-вуш-ка мерт-ва, раз-раста-ет-ся, стре-мясь вы-тес-нить ре-аль-ность — на-руши-тель-ни-цу по-ряд-ка ве-щей. Опи-сание приз-рачной сте-ны, раз-де-ля-ющей две час-ти ми-ра, — од-но из са-мых впе-чат-ляю-щих у Прат-четта.

Ус-трой-ство книг о «Плос-ком мире»

За-коны

Мир Прат-четта толь-ко ка-жет-ся лег-ко-мыс-ленным. Если пос-мотреть вни-матель-но, он под-чи-нен стро-гим за-конам: фи-зико-ма-гичес-ким (в Плос-ком ми-ре это за-коны од-но-го по-ряд-ка), эти-чес-ким, ли-тера-тур-ным и ми-фоло-гичес-ким. Эти за-коны мож-но на-рушить, а вот из-бе-жать пос-ледс-твий та-кого на-руше-ния ни-как нель-зя. Как ска-зано в од-ной из книг: «Лю-ди не бо-лее спо-соб-ны из-ме-нить ход ис-то-рии, чем пти-цы — не-бо. Все, что они мо-гут, — это вос-поль-зо-вать-ся мо-мен-том и вста-вить свой не-боль-шой узор». Имен-но в этом родс-тво книг Прат-четта с «вы-соким» фэн-те-зи и серь-ез-ной ли-тера-турой во-об-ще. Сре-диземье Тол-ки-на вы-мыш-ле-но толь-ко на уров-не ге-ог-ра-фии и на-селяю-щих его на-родов. Ис-то-рия это-го ми-ра и сю-жет «Влас-те-лина ко-лец» раз-ви-ва-ют-ся по уни-вер-саль-ным за-конам эти-ки (в слу-чае Тол-ки-на — эти-ки хрис-ти-ан-ской), а «прик-ладная» ма-гия — лишь спе-цэф-фект, не про-тиво-реча-щий им, а на-обо-рот, уси-ливаю-щий их дей-ствие.

Чем даль-ше, тем уве-рен-нее Прат-четт ис-поль-зу-ет один и тот же мо-тив: ока-зав-шись пе-ред не-посиль-ной за-дачей (обыч-но это спа-сение род-ной де-рев-ни, ре-же ми-ра), ге-рой рас-те-рян ров-но до тех пор, по-ка не на-щупа-ет пред-назна-чен-ную ему роль, «ло-гику ми-фа». По-сле это-го он на-чина-ет ве-рить в се-бя в этой ро-ли, а сю-жет (миф) на-чина-ет дей-ство-вать. Осо-бен-но наг-лядно это мож-но уви-деть в «Ведь-мах за гра-ницей»:

«Сказ-ки — вещь очень важ-ная.
Лю-ди ду-ма-ют, что сказ-ки соз-да-ют-ся людь-ми. На са-мом же де-ле все на-обо-рот.
Сказ-ки су-щес-тву-ют со-вер-шенно не-зави-симо от сво-их ге-ро-ев.
<…>
Су-щес-тво-вание этих са-мых ска-зок на-кла-дыва-ет смут-ный, но до-воль-но ус-той-чи-вый от-пе-чаток на ха-ос, ко-торый пред-став-ля-ет со-бой все-лен-ская ис-то-рия. Сказ-ки про-тачи-ва-ют в ней лож-бинки, дос-та-точ-но глу-бокие и по-зво-ляю-щие лю-дям сле-довать вдоль них. Точ-но так же во-да про-тачи-ва-ет се-бе рус-ло в гор-ном скло-не. И каж-дый раз, ког-да рус-лом сказ-ки про-ходят но-вые дей-ствую-щие ли-ца и ге-рои, оно ста-новит-ся все глуб-же.
Это на-зыва-ет-ся те-ори-ей по-вес-тво-ватель-ной при-чин-ности и оз-на-ча-ет, что сказ-ка, сто-ит ей на-чать-ся, при-об-ре-та-ет фор-му. Она мо-мен-таль-но впи-тыва-ет виб-ра-ции всех сво-их пред-ше-ствую-щих из-ло-жений, ко-торые ког-да-ли-бо име-ли мес-то.
Вот по-чему ис-то-рии все вре-мя по-вто-ря-ют-ся.
Ты-сяча ге-ро-ев по-хища-ла у бо-гов огонь. Ты-сяча вол-ков по-жира-ла ба-буш-ку, ты-сяча прин-цесс удос-та-ива-лась по-целуя. Мил-ли-оны без-вес-тных ак-те-ров, са-ми то-го не со-зна-вая, про-ходи-ли про-торен-ны-ми ска-зоч-ны-ми троп-ка-ми.
В на-ше вре-мя та-кого прос-то быть не мо-жет, что-бы тре-тий, са-мый млад-ший, сын ка-кого-ни-будь ко-роля, пус-тись он на под-ви-ги, до это-го ока-зав-ши-еся не по пле-чу его стар-шим брать-ям, не пре-ус-пел бы в сво-их на-чина-ни-ях».

Для Прат-четта сказ-ка — ор-га-ничес-кая часть ли-тера-тур-ной тра-диции в широ-ком смыс-ле сло-ва: эт-нограф наз-вал бы это ми-фами, а ис-то-рик ли-тера-туры — бро-дячи-ми сю-жета-ми. В кни-ге «Дамы и господа» Прат-четт по-меща-ет ге-ро-ев во вдруг вы-шед-ший из бе-регов и прор-вавший-ся в ре-аль-ность Плос-ко-го ми-ра сю-жет шек-спи-ров-ско-го «Сна в лет-нюю ночь», в «Carpe Jugulum» из бе-регов вы-ходит сю-жет ро-мана о вам-пи-рах, в «Уди-витель-ном Мо-рисе и его уче-ных гры-зунах» — ле-ген-да о гамельн-ском кры-соло-ве, а в «Мас-ка-раде» — сю-жет о приз-ра-ке опе-ры.

Карта Плоского мира. 1995 год Stephen Player to the directions of Terry Pratchett and Stephen Briggs / Corgi Books

Ма-гия и эти-ка

Для Прат-четта очень важ-на мысль о том, что на ре-аль-ность ма-гия воз-дей-ству-ет сом-ни-тель-ным об-ра-зом. В Плос-ком ми-ре к ма-гии в чис-том ви-де при-бега-ют толь-ко очень по-сред-ствен-ные ма-ги и ведь-мы — «ре-мес-ленни-ки», но не нас-тоя-щие мас-те-ра. Ре-аль-ная же ос-но-ва ма-гии — «го-лово-логия», зна-ние че-лове-ка, его спо-соба мыс-лить и чув-ство-вать «Нас-то-ящая ма-гия тво-рит-ся у лю-дей в го-ловах», — го-ворит од-на из ведьм в кни-ге «Ве-щие сес-трич-ки». . Что-бы прев-ра-тить че-лове-ка в ля-гуш-ку, на-до не раз-ма-хивать вол-шебной па-лоч-кой, а зас-та-вить его по-верить, что он ля-гуш-ка, — и де-ло сде-лано. По-это-му глав-ная за-дача ведьм, по Прат-четту, вов-се не кол-довс-тво, а по-мощь лю-дям и хра-нение гра-ниц ре-аль-нос-ти:

«Мы прис-матри-ва-ем за тем, что про-ис-хо-дит… на гра-нице, на гра-ни. Гра-ниц мно-го, го-раз-до боль-ше, чем ду-ма-ют лю-ди. Меж-ду жизнью и смертью, этим ми-ром и со-сед-ним, ночью и днем, пра-виль-ным и не-пра-виль-ным… И их нуж-но ох-ра-нять. Вот мы их и сте-режем. Мы хра-ним суть ве-щей» «Маленький свободный народец». .

Ин-те-рес-но, что все-лен-ная Прат-четта ра-бота-ет по мо-раль-ным за-конам: по-мо-гаю-щий дру-гим в ко-неч-ном сче-те по-мога-ет се-бе ос-та-вать-ся са-мим со-бой.

«За этим-то мы и хо-дим по ок-ру-ге, ле-чим лю-дей и все та-кое, — про-дол-жа-ла гос-по-жа Вет-ро-воск. — Ну и за тем, что-бы лю-дям бы-ло чуть по-лег-че, ко-неч-но. Но глав-ное — это по-мога-ет всег-да ос-та-вать-ся в рав-но-весии. По-ка ты по-мога-ешь лю-дям, ты твер-до зна-ешь, где в те-бе глав-ное, где твоя се-реди-на, твой центр. И так и сто-ишь в этой се-реди-не, как при-к-ле-ен-ная, не ко-леб-лешь-ся ту-да-сю-да. Ос-та-ешь-ся че-лове-ком и не пы-та-ешь-ся злоб-но хи-хикать» «Шляпа, полная неба». .

Этот ход рас-сужде-ний глу-боко бли-зок и Чес-терто-ну, и Тол-ки-ну, и Ль-ю-ису (вспом-ним его эс-се «Доб-ро и зло как ключ к по-нима-нию все-лен-ной»), и До-ро-ти Сэй-ерс До-роти Ли Сэй-ерс (1893-1957) — ан-глий-ская пи-сатель-ни-ца, ав-тор по-пуляр-ных де-тек-тив-ных ро-манов, ра-бот в жан-ре хрис-ти-ан-ской апо-логе-тики и пь-ес на еван-гель-ские сю-жеты. — все-му то-му, что мож-но наз-вать «ан-глий-ской эти-чес-кой тра-ди-цией».

Дру-гие кни-ги

Gollancz / Orion Publishing Group

Прат-четт — это не толь-ко кни-ги о Плос-ком ми-ре. Сэр Тер-ри так-же на-писал три дет-ских ро-мана про кро-шеч-ных су-ществ но-мов «Угон-щи-ки» («Truckers», 1989), «Зем-ле-копы» («Diggers», 1990), «Крылья» («Wings», 1990). , под-рос-тко-вую три-логию о Джо-не Мак-свел-ле «Толь-ко ты мо-жешь спас-ти че-лове-чес-тво» («Only You Can Save Mankind», 1992), «Джон-ни и мер-тве-цы» («Johnny and the Dead», 1993), «Джон-ни и бом-ба» («Johnny and the Bomb», 1996). . В по-следние че-тыре го-да жиз-ни Прат-четт вмес-те с фан-тастом Сти-веном Бак-сте-ром вы-пус-ка-ет пять до-воль-но скуч-ных ро-манов в ду-хе Клиф-форда Сай-ма-ка о па-рал-лель-ных ми-рах «The Long Earth» (2012), «The Long War» (2013), «The Long Mars» (2014), «The Long Utopia» (2015), «The Long Cosmos» (2016). . Есть и не-сколь-ко книг вне се-рий. Са-мые лю-бопыт-ные из них — ли-рико-фи-лософ-ский под-рос-тко-вый ро-ман «На-род, или Ког-да-то мы бы-ли дель-фи-нами» «Nation», 2008. , а так-же напи-сан-ные в соавторстве со своим другом Ни-лом Гей-ма-ном «Бла-гие зна-мения» «Good Omens», 1990. — ли-те-ра-тур-ная иг-ра с куль-то-вым филь-мом «Омен» Ри-чар-да Дон-не-ра. Не-дав-но Гей-ман объ-явил, что од-но-имен-ный шес-ти-серий-ный се-ри-ал по его сце-нарию вый-дет в 2018 го-ду.

Эво-люция Прат-четта: от жур-на-лис-ти-ки к литературе

Ед-ва ли не са-мое лю-бопыт-ное в Прат-четте — это та эво-люция, ко-торая про-ис-хо-дит с ним са-мим от пер-вых книг о Плос-ком ми-ре к по-следним. Труд-но най-ти луч-шую ил-люс-тра-цию то-го, как ра-бота-ет куль-тур-ная и ли-тера-тур-ная тра-ди-ция — это вид-но тем от-четли-вее, что пе-ред на-ми не про-фес-сор фи-лоло-гии, а жур-на-лист. Сам Прат-четт не раз при-зна-вал-ся, что пи-сатель-ство бы-ло для не-го жур-на-лис-ти-кой ины-ми средс-тва-ми. «Пи-сать ро-маны о Плос-ком ми-ре — это срод-ни жур-на-лис-ти-ке, — го-ворит он в ин-тервью жур-на-лу Locus 1999 го-да. — Быть мо-жет, это жур-на-лис-ти-ка, опи-сыва-ющая фак-ты двух- или трех-летней дав-ности, но пос-ледние книг де-сять бы-ли в не-кото-рой сте-пени на-ве-яны от-но-ситель-но сов-ре-мен-ны-ми со-быти-ями». Но со вре-менем в кни-гах ста-новит-ся все мень-ше от ка-пуст-ни-ка и соб-ра-ния гэ-гов и все боль-ше гар-мо-нии, они все мень-ше за-висят от «зло-бы дня», при-об-ре-тая собс-твен-ную ху-дожес-твен-ную ло-гику и энер-гию ли-тера-тур-ной тра-диции. Ин-те-рес-но наб-лю-дать, как бро-шен-ные по-ходя в ран-них кни-гах те-мы поз-же на-пол-ня-ют-ся смыс-лом, а по-вер-хностные ли-тера-тур-ные ал-лю-зии ус-ту-па-ют мес-то про-думан-но и со зна-ни-ем де-ла ис-поль-зо-ван-ным фоль-клор-ным мо-тивам.

Возь-мем для при-мера ран-нюю и позд-нюю кни-ги Прат-четта. «Цвет вол-шеб-ства», пер-вый ро-ман о Плос-ком ми-ре, на-писан-ный в 1983 го-ду, на-поми-на-ет изде-лие хо-роше-го ре-мес-ленни-ка: по су-ти, кни-га поч-ти пол-ностью сос-то-ит из обыг-ры-вания из-вес-тных (и да-же слиш-ком уз-на-ва-емых) фан-тасти-чес-ких произ-ве-дений, обиль-но сдоб-ренно-го не всег-да удач-ны-ми шут-ка-ми. В филь-ме «Back in Black» Нил Гей-ман го-ворит, что часть про-бле-мы с кни-гами Тер-ри в том, что мно-гие на-чина-ют его чи-тать с «Цве-та вол-шеб-ства»: «Но это аб-со-лют-ная ме-шани-на и ужас-ная от-прав-ная точ-ка. Это все рав-но что пы-тать-ся по-нять Вуд-ха-уса, на-чав с его школь-ных рас-ска-зов, — это соб-ра-ние шу-точек, при-чем в „Цве-те вол-шеб-ства“ они да-же не осо-бен-но хо-роши».

«Ма-лень-кий сво-бод-ный на-родец». Иллюстрация Пола Кидби для обложки первого издания. 2002 год Paul Kidby

«Ма-лень-кий сво-бод-ный на-родец» «The Wee Free Men» — пер-вый ро-ман из са-мой поз-дней се-рии о Тиф-фа-ни Бо-лен, на-писан-ный в 2003 го-ду. — кни-га, вос-пе-ва-ющая род-ные для Прат-четта мес-та, в ко-торой па-родия и са-тира уже да-леко не глав-ное. Прат-четт бе-рет ска-зания о воль-ном на-род-це фиг-лах, сме-шива-ет фоль-клор-ные ком-по-нен-ты с ли-тера-тур-ны-ми Злоб-ные феи, зав-ле-ка-ющие лю-дей в свои се-ти, — об-раз из сред-не-веко-вых ан-глий-ских и фран-цуз-ских по-эм. , до-бав-ля-ет ок-сфордшир-ских ре-алий (Бе-лая ло-шадь, Куз-ница Вёлун-да, Рид-жу-эй-ская до-рога), ожив-ля-ет все это опи-сани-ями ме-ловых хол-мов, сдаб-ри-ва-ет псев-до-шот-ланд-ским го-вором и гру-быми шу-точ-ка-ми фиг-лов и по-меща-ет во все-лен-ную сво-его Плос-ко-го ми-ра. Эти ком-по-нен-ты об-ра-зу-ют озор-ное, но очень гар-мо-нич-ное це-лое с не-зыб-ле-мой сис-те-мой цен-ностей. По-рази-тель-но, как бо-гобо-рец Прат-четт «Мел-кие бо-ги», ка-жет-ся, од-на из са-мых сла-бых его книг имен-но по-тому, что он очень пря-моли-ней-но выс-ка-зыва-ет в ней свои пре-тен-зии в ад-рес ре-лигии. прак-ти-чес-ки соз-да-ет учеб-ник хрис-ти-ан-ской эти-ки, про-пове-дую-щий сми-рение и са-мопо-жер-тво-вание, и по-казы-ва-ет, что ма-гия — лишь спе-цэф-фект, тог-да как нас-то-ящее вол-шеб-ство воз-ни-ка-ет из со-еди-нения ума (как у нас-то-яще-го ан-гли-чани-на, ум у Прат-четта на пер-вом мес-те), люб-ви, хит-рости и (опять же очень по-ан--глий--ски) прак-тичнос-ти.

В кни-гах о Плос-ком ми-ре Тер-ри Прат-четт на-пол-ня-ет све-жей кровью тра-дицию фэн-те-зи, ко-торая ус-пе-ла за-мет-но «за-мылить-ся» по-сле эпо-хи от-цов-ос-но-вате-лей, Тол-ки-на и Ль-ю-иса, в се-реди-не XX ве-ка, на-чав вы-рож-дать-ся в эпи-гон-скую «ма-гичес-кую фан-тасти-ку». Воз-вра-щая на зем-лю слиш-ком отор-вавший-ся от нее жанр, до-бав-ляя от-сы-лок к ак-ту-аль-ным со-быти-ям и ок-ру-жа-ющей чи-тате-ля ре-аль-нос-ти, он в то же вре-мя воз-вра-ща-ет его к ис-то-кам, воп-ро-сам о доб-ре и зле и мес-те че-лове-ка в ми-ре. Тем при-меча-тель-нее, что сде-лать это смог ав-тор, сам при-шед-ший в этот жанр, что-бы обыг-ры-вать и па-роди-ровать его, но в ито-ге за-гово-рив-ший его язы-ком всерь-ез. «Фэн-те-зи — это не про вол-шебни-ков и ду-рац-кие вол-шебные па-лоч-ки, — го-ворил сэр Тер-ри в ре-чи на вру-чении ему ме-дали Кар-не-ги (сре-ди по-лучив-ших ее был и К. С. Ль-ю-ис), — это воз-можность уви-деть мир под дру-гим уг-лом». Не-ос-ла-беваю-щий ин-те-рес к его кни-гам го-ворит о том, что ему это уда-лось.

Чи-тай-те так-же ма-тери-алы Ни-колая Эп-пле о том, и .

Спрашивается, чего ради писать о Пратчетте, о котором до меня уже сказали множество правильных и умных слов? И всё-таки я попробую. Только начну не с Пратчетта, а с тех добрых людей, которые, работая в издательствах, пишут аннотации к книгам. Складывается впечатление, что все они объединены в тайный орден читателененавистников. Они делают всё для того, чтобы человек, прочтя аннотацию, либо с отвращением отложил книгу, либо начал её читать в ожидании чего-то того, чем она на самом деле ни коим образом не является. Именно это и произошло с Пратчеттом. Дело в том, что Пратчетт - не Петросян. и не Задорнов. Он вообще не юморист. Да, он в какой-то мере сатирик, но это тоже лишь одна грань его произведений. Ближе всех к нему, пожалуй, Свифт. Но никак не Белянин и прочие авторы «ржаки». Кроме того, Пратчетт - не автор фэнтези. Это не Перумов, не Толкиен и даже не Зыков. Он не в большей степени автор «юмористического фэнтези», чем баснописец Крылов - автор рассказов о животных. Тогда кто же он? В первую очередь Пратчетт - мыслитель. Философ. Гуманист. Классик. А юмор, фэнтези - это лишь инструмент, позволяющий донести сложные философские концепции до нормального человека, который на лекциях по философии немедленно погружается в здоровый сон. В этом и состоит гениальность Пратчетта: он умудрился сделать увлекательными и вкусными сложные вещи. Не раздувая щек, не нагромождая сложных, надуманных конструкций. Его рецепт прост до, повторюсь, гениальности. Берется фэнтезийный антураж. В нем придумывается несложная фабула для ряда постоянных героев. Тут и там рассыпаются пригоршни английского юмора... а дальше начитается волшебство. Философия, подобно октарину - восьмому цвету радуги - пронизывает произведение, сияя в коротких авторских отступлениях, сверкая перлами в устах героев. И в результате получаются две органично связанные между собой книги: одна - приятное развлечение, другая - повод для раздумий, средство воспитания читателя.

Мелкие боги. Это по сути трактат о происхождении и свойствах религиозности в человеческом обществе.

Пирамиды. Взаимоотношения религии и государства, судьба теократии.

Патриот. Настольная книга о ксенофобии, расизме и мировой «политике государственных интересов».

Интересные времена. Психология гражданина тоталитартного общества.

Правда, Движущиеся картинки, серия о страже - это все серьезные и мудрые книги.

Фэнтези и юмор в творчестве Пратчетта - лишь бонус. И поэтому если вы ждете от его книг только смеха или только размахивания мечами - можете смело откладывать их в сторону, они вам не понравятся.

Но Пратчетт - это ещё и ответ чванливым «официальным» ученым-философам, закостеневшим в своих абстрактных, надуманных мирах, выпендривающихся друг перед другом заумностью фраз и логических выкладок. Никого не напоминает? Это же Незримый университет во всей своей красе, в котором занимаются делом только юные энтузиасты под руководством Думминга Тупса и Библиотекарь (только не называйте его обезьяной!).

Так что с моей точки зрения Пратчетт - это чтение для тех, кто держит фигу в кармане, пролистывая труды Бертрана Рассела.

P.S. А вот в том, что Смерть - существительное женского рода, меня теперь не убедит и полк филологов.)))

Оценка: 10

ИНСТРУКЦИЯ по применению лекарственного препарата для медицинского применения Террипратчит

КЛИНИКО-ФАРМАКОЛОГИЧЕСКАЯ ГРУППА. Ноотропный препарат с повышенной юмористической и иронической активностью.

ФОРМА ВЫПУСКА, СОСТАВ И УПАКОВКА. Самый распространенный вариант – небольшие черные книжки, в среднем по 400 страниц. Встречаются также омнибусы с удвоенной, утроенной или ушестеренной дозой препарата. На лицевой стороне обязательно нанесены тематический рисунок и надписи «Терри Пратчетт» и название конкретного лекарственного средства. На обратной стороне указаны фармакологические свойства. Каждая книга содержит в себе 10% интересного сюжета, 25% иронии и метких выражений, 20% присутствия приятных персонажей и 45% юмористических ситуаций.

ФАРМАКОЛОГИЧЕСКОЕ ДЕЙСТВИЕ. Препарат оказывает успокаивающее, противотревожное (анксиолитическое) действие, не вызывая нежелательных гипногенного и миорелаксантного эффектов. Улучшает переносимость психоэмоциональных нагрузок. Обладает стресс-протекторным, ноотропным, нейропротекторным, антидепрессивным действием.

ДОЗИРОВКА. Внутримозгово. На один прием – 1 или 2 книги. Принимать 2 раза/сут по 10-20 страниц; при необходимости – увеличить до 4 приемов/сут. Курс лечения – 1-4 недели; при необходимости курс лечения можно продлить до 2 месяцев или повторить через 1-2 месяца. При отсутствии стойкого улучшения состояния в течение 3-4 недель после начала лечения необходимо обратиться к врачу.

ЛЕКАРСТВЕННОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ. Террипратчит несовместим с другими препаратами своей клинико-фармакологической группы, такими как Асприн и Пирсэнтонит.

БЕРЕМЕННОСТЬ И ЛАКТАЦИЯ. Безопасность применения Террипратчита при беременности и в период лактации не изучалась. При необходимости приема препарата следует учитывать соотношение риск/польза.

ПОБОЧНЫЕ ДЕЙСТВИЯ. При использовании по указанным показаниям и в указанных дозировках побочного действия не выявлено. Возможны реакции повышенной индивидуальной чувствительности к компонентам препарата.

УСЛОВИЯ И СРОКИ ХРАНЕНИЯ. Хранить в недоступном для детей, сухом, защищенном от света месте при температуре не выше 451°F. Срок годности – не ограничен.

ПОКАЗАНИЯ

Состояния уныния, меланхолии, печали;

Острое ощущение «серости будней»;

Стрессорные расстройства с повышенной нервной напряженностью, раздражительностью, тревогой и вегетативными реакциями.

ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ

Детский возраст до 16 лет;

Повышенная индивидуальная чувствительность к компонентам препарата.

Отпускается без рецепта врача в большинстве книжных магазинов.

Оценка: 8

Начнем с того, что я очень люблю «Плоский мир» Пратчетта, и читая отзывы на некоторые его, на мой взгляд, очень интересные и глубокие романы, часто обращаю внимание на разброс оценок от 10 (которая кстати преобладает) до 2. Я попытался разобраться, почему же все таки люди ставят такие низкие оценки на ряду с такими высокими, сопровождающимися восхищенными отзывами. И вот что я заметил: те люди, которые ставят «десятку» восторгаются не только юмором (который, как мне кажется, специально излагается в просторечной форме), но еще и философией произведений, незаметной и тонкой, в которой и заключается суть романа, но люди же, ставившие низкие оценки, говорили лишь о том, что юмор слишком плоский и однообразный, не вглядываясь в подтекст произведений («Уважаемые, вы же не книгу с анекдотами купили! Это же РОМАН!» - кричал мой внутренний голос.)

Написав это, я надеюсь хоть как то повлиять на читателя, который еще не знаком с творчеством Пратчетта, и, насмотревшись поверхностных оценок и отзывов, передумает начинать чтение его произведений.

Хочется верить, что все таки в Плоский мир в скором будущем хлынет поток восторженных приезжих из мира «Шарообразного»

Оценка: 10

Прочитать цикл «Плоский мир» мне посоветовали друзья. Они с упоением рассказывали ничего не понимающему мне, про какого- то безумного варвара и мага неудачника, а я думал «Что за..?» но потом, после долгих уговоров я все-таки решился взять в библиотеке одну из книг этой серии.

И вот я начал ее читать. На второй странице я уже еле сдерживал улыбку. На третьей - открыто смеялся. На где-то пятой странице я потерял счет этим самым страницам. Очнулся я после того, как понял, что читаю аннотацию на корочке книги...

Никогда до этого момента я не читал ничего более интересного. С тех самых пор эти книги я считаю одними из самых мной любимых. Поэтому моя оценка - 10.

Оценка: 10

Плоский мир. Что можно о нём сказать, помимо множества слов похвальбы и восхищения?

Главное, что надо знать о Плоском Мире - это цикл, возводящий контраст в абсолют. Юмористический - и при этом очень серьёзный, откровенно говорящий о людях, о мире и о добре со злом. Персонажи, которые отнюдь не красивы внешне и не очень-то приятны в характере - но которые неизменно оказываются сосредоточием истины, справедливости, долга и порядка. Осмеивающий какое-то явление - и одновременно описывающий его со всем возможным уважением. Специально, нарочито нереалистичный и сказочный - и при этом пугающе достоверный. Повествующий о совсем не дружелюбном мире - и при этом вы удивляетесь, обнаружив у себя мысль «а вот там бы я побывал». Стёб и драма, сарказм и реальная боль, ирония и настоящие чувства, комедия и трагедия в одном флаконе.

Пожалуй, сюжеты - самый главный недостаток Плоского Мира. Нет, они совсем не плохи, они очень добротны - но скажем так, «непредсказуемые сюжетные повороты», «закрученные интриги», «неожиданная концовка» - это всё не к Плоскому Миру.

Также претензии к циклу могут предъявить... скажем так, определённые люди. Сэр Пратчетт посмеивается над религией и патриотизмом, неприемлет пафос, выступает против расизма и национализма в любой форме, в целом толерантен и поэтому может даже показаться слишком однобоко настроенным (хотя с самоиронией у Пратчетта всё в порядке и в этих вопросах тоже).

К сожалению, какого-то финала у цикла не случится. Да, возможно, у Плоского Мира найдётся свой Брендон Сандерсон, а другие писатели в знак уважения создадут сборник своих рассказов-фанфиков, или произойдёт что-то в подобном духе... Но вряд ли это уже будет тот самый, уникальный и неповторимый Плоский Мир.

Итог: один из величайших циклов в истории фэнтези и юмора - да и, возможно, литературы вообще. Возможно, один из лучших примеров того, как надо создавать свои миры и писать книги.

Оценка: 10

При всем при том что Пратчетту удалось создать очень колоритных, оригинальных, не на кого не похожих героев, я не увидел тут двух очень важных вещей. Первое: вятного сюжета. Из всех книг которые я прочитал про плоский мир, не в одной из них не было нормального внятного сюжета. Постоянно какой-то рваный темп повествования. И да не одна из историй, именно в плане сюжета, не держит до конца, он банально скучен и при этом еще и сумбурен. И второй это прям таки искрометный юмор. Нет его, искрометного юмора. Здесь больше иронии ко всему происходящему, а не как не юмора. Это на мой личный вкус, разумеется)

Оценка: 5

Терри Пратчетт - невероятно талантливый человек.

Для меня так и останется загадкой то, как он умудряется на протяжении вот уже более 30 книг создавать легкие, свежие и невероятно смешные произведения, раз за разом превосходя самого себя. Он при помощи тонкого, поистине английского чувстсва юмора смог перенести на страницы своих книг наш мир во всем его многообразии. А затем дал нам возможность заглянуть туда, как в кривое зеркало, и увидеть всю несуразность окружающей нас действительности. Увидеть, посмеяться и, быть может, понять. Понять насколько мы подчас смешны. А смех над собой есть высшая форма комедии. Искусство.

Говорят, что смех продлевает жизнь. Лично я после знакомства с творчеством этого великого писателя продлил свою жизнь в разы.

Оценка: 10

Плоский Мир=Терри Пратчетт

Хоть он и написал немало прочих книг, никак к Плоскому Миру не относящихся, но вспоминать Пратчетта будут именно по этому циклу.

Ринсвинд, Городская Стража, Ведьмы, Смерть и Сьюзи, Мойст фон Липвиг, десяток отдельных сюжетных книг, множество псевдодокументалок, путеводителей и поварённых книг - всё это создаёт истинный эпик, одно из выдающихся произведений мировой культуры.

Море сатиры, множество прекрасных необычных персонажей, великая куча различнейших парадоксов, отражающих нашу с вами жизнь. В Плоском Мире появлялись футбол, газеты, телеграф, кино, рок-музыка, почта, железные дороги и многое другое.

Ринсвинд, Сундук, Коэн-Варвар с Серебряной Ордой, Сэм Ваймс, Моркоу, Ангва, Детрит, Задранец, Вилликинс, Шнобби, Колонн, Смерть, Сьюзи, Мойст, Тиффани, Эсме Ветровоск, Гита Ягг, Грибо, Патриций Витинари и его секретарь Стук Постук, многие-многие-многие другие. Они запоминаются раз и навсегда.

Терри Пратчетт не напишет больше ни единой книги. Мы не увидим новых применений головологии Матушки Ветровоск, Ваймс не раскроет больше ни единого дела, Липвиг перестанет продвигать новинки в жизнь общества, Ринсвинд навечно застынет в своём вечном побеге от опасностей к скуке, Моркоу и Ангва никогда не поженятся, а противостояние Смерти&Сьюзи с высшими сущностями порядка останется без завершения. И я всегда буду сожалеть, что Патриций Витинари так и не получил своей собственной, сольной книги, которую он явно заслуживал.

Все незавершённые сюжеты оборваны, новых больше никогда не будет. Искренне надеюсь, что так оно и останется - не хочу, чтоб Плоский Мир повторил судьбу Шерлока Холмса, Конана Варвара, лавкрафтианы и прочих. Пусть уж лучше он навечно застынет и будет жить лишь в воображении читателей, чем погрязнет в бездарных сиквелах литературных стервятников.

P.S. Искренне надеюсь, что наши издатели не будут тянуть и издадут, в разумные сроки, все оставшиеся непереведённые книги Пратчетта.

Оценка: 9

Тонкость юмора, достигает заоблачных высот. Перечитал много зарубежной юмористической литературы, но данный автор является уникальным мастером иронии и шутки. Уникальность заключается в том, что все произведения автора захватывают и не оставляют равнодушными читателя. Глубокая философия жизни, разыгрывается как по нотам и образует из не понятных нам подчас житейских хитросплетений, простую, но очень ясную правду, которая постоянно мелькает перед нашими глазами, но остается незамеченной. Хотите посмеяться очень громко, прочитайте Цвет волшебства, хотите подумать, читайте Мрачный Жнец, изволите приобрести себе новых знакомых, с которыми будет весело и интересно провести время, ЧИТАЙТЕ ВЕСЬ «ПЛОСКИЙ МИР».